» » Как дальнобойщики будут бороться за ЗСД в 2017 году?

Как дальнобойщики будут бороться за ЗСД в 2017 году?

09.01.17, Новости
567

- Александр Макаров стал фигурантом дела о препятствовании свободному проезду, также ему было предъявлено обвинение в неподчинении законным требованиям сотрудников правоохранительных органов. Было ли судом вынесено решение по данному вопросу?

Макаров: в связи с плохим состоянием здоровья я не смог прибыть на заседание, которое состоялось 7 января. Мой адвокат Динар Идрисов также не может узнать никакую информацию о деле, поскольку база, размещённая на сайте судебного учреждения, сейчас недоступна.

- Какая мера пресечения может быть вам вменена?

Макаров: минимально – штраф 50 тысяч рублей, максимально – штраф 100 тысяч рублей. Такой штраф установлен за перекрытие проезда по трассе, однако проезд я не перекрывал.

Бажутин: в ближайшие несколько дней мы выясним, какое решение по данному вопросу вынес суд. Если вердикт обвинительный, то займёмся составлением жалоб.

- Если вы не перекрывали трассу, то что вы делали?

Бажутин: машина, которая столкнулась со шлагбаумом, считается участвующей в ДТП. В нашем случае в шлагбаум въехало 10 машин, в которых находилось 15 человек. Чтобы эти люди не покинули место ДТП, нами были вызваны наряды сотрудников правоохранительных органов.

- В это время за вами постепенно скапливалась огромная пробка.

Бажутин: такое часто наблюдается при серьёзных и массовых автомобильных авариях.

- Что подвигло вас провести столь массовую акцию протеста?

Бажутин: на самом деле проблема поднимается нами далеко не в первый раз. Дело в том, что ЗСД запретил грузоперевозчикам перемещение по территории порта, поскольку любой въезд грузовиков на территорию города карается 5-тысячным штрафом. Тем не менее, мы перевозим множество важных грузов, в числе которых товары первой необходимости. Сегодня машины, которые хотят попасть на трассу «Скандинавия», вынуждены пользоваться автодорогой, которая в настоящее время перекрыта для большегрузного транспорта, следственно, водители большегрузного транспорта вынужден постоянно платить штрафы. В конечном итоге это приводит к удорожанию товаров.

- С такими проблемами грузоперевозчики столкнулись только в декабре 2016-го?

Бажутин: нет, на самом деле всё началось гораздо раньше – с того момента, как было открыто движение по ЗСД. Нами сразу был поднят вопрос о том, что грузовики при существующей схеме движения в порт попасть не могут, однако решение вопроса постоянно стопорилось.

- Из-за чего вы вышли на акцию протеста именно 5 января?

Бажутин: дальнобойщики – народ, который часто пребывает в разъездах. Возможности собраться большим количеством ни в какое другое время, кроме 5 января, у нас не было.

- И у вас получилось собраться компанией в 15 человек 5 января.

Бажутин: на самом деле нас могло быть гораздо больше, однако мы специально не стали собираться очень большим количеством человек. Дело в том, что на дороге, что пунктов оплаты на выбранном нами для проведения акции протеста участке ЗСД достаточно немного.

Устраивать огромное столпотворение мы не собирались. Дорога, используемая опаздывающими на самолёты людьми, проходит в другом месте, и мы специально не стали её задействовать в проведении акции. Что же до тех, кто уже прилетел и возвращается из аэропорта в город, то они, по нашему мнению, могут немного подождать. Машины экстренных служб, по моим личным наблюдениям, никогда не используют тот участок ЗСД, на котором мы проводили акцию протеста. Одну машину МЧС я заметил как раз 5 января.

- Обычные водители, которые из-за вашей акции были вынуждены стоять в пробке, вас благодарили?

Бажутин: несколько человек, когда проезжали мимо, специально поднимали стёкла и кричали «Пацаны, вы молодцы!». Что же до недовольных, они, конечно же были: некоторые водители пытались нас провоцировать активной жестикуляцией и взывать к сотрудникам ГИБДД, однако для разговора никто из них к нам не подошёл.

- Водители, стоявшие в пробке на ЗСД, по каким-то признакам могли понять, что вы не просто хулиганствуете, а проводите акцию протеста?

Бажутин: каждому подошедшему мы были готовы объяснить, ради чего мы тут стоим и з что боремся. Прежде всего мы стремились обратить на себя внимание СМИ. Сделать это какими-то иными способами было невозможно: автопробеги запрещены, а митинги согласовываются только в Синявинских болотах, из которых никакого общественного резонанса добиться невозможно.

- Основная цель существования движения ОПР – отмена «Платона». Раньше мы не слышали о том, что ОПР предъявляет претензии в том числе и к ЗСД.
Бажутин: дело в том, что организация ОПР существует совсем недавно.

- Не такая уж организация ОПР и молодая.

Бажутин: организация ОПР была создана в прошлом апреле и до сих пор на зарегистрирована Минюстом. Основная проблема ЗСД- 125-миллиардная стоимость 11 километров автодороги. Концессионер строительства будет получать деньги из бюджета вплоть до 2042 года, причём этот концессионер совершенно непонятен: владелец 8% его акций находится в офшорной зоне. Другие концессионеры – ВТБ и «Газпромбанк», являющиеся государственными, а значит, нашими с вами.

- Оплачивали ли вы когда-нибудь проезд по ЗСД?

Бажутин: нет, и никогда не буду делать этого. По моему мнению, ЗСД – городская магистраль.

- Добились ли вы тех результатов, которые планировали перед акцией протеста?

Бажутин: Да. К нам стали обращаться СМИ, горожане также заняли более активную позицию по данному вопросу.

- Но многие очень давно ездят через ЗСД, оплачивая, и не видят в этом никакой проблемы.

Бажутин: в том то и дело, что люди не знают, кому оплачивают. Дальнобойщики, массово ездящие по трассе М-4, давно ничего не платят, потому что все деньги идут в карман «чужому дяде».

- Чего вы хотите от ЗСД?

Бажутин: эта дорога очень важна со стратегической точки зрения, поэтому недопустимо, чтобы ею распоряжалось частное лицо.

- Александр, не чувствуете ли вы, что у вас могут возникнуть проблемы из-за активной борьбы против «Платона» и ЗСД?

Макаров: Нет.

- Почему же протестуете только вы? Вряд ли многим нравится платить за проезд по ЗСД.

Макаров: в тот момент, когда меня задерживали, я подумал, что сначала хотели задержать кого-то ещё, но затем отпустили.

Бажутин: на самом деле, нас поддерживают многие дальнобойщики. Сейчас наша организация насчитывает 7 тысяч человек, и каждому из них мы по мере возможности стараемся предоставлять правовую поддержку.

- Акция, состоявшаяся 5 января, стала самой масштабной за последнее время. Как вы боролись с «Платоном» раньше и чего добились?

Бажутин: в начале 2016-го года ставки по «Платону» благодаря нашей борьбе были снижены. Впрочем, мы всё равно планируем добиваться полной отмены «Платона». Весь 2016 год мы писали обращения в государственные ведомства, однако там делали вид, что не слышат нас. Мы говорим со всеми дальнобойщиками на одном языке, и я сумею убедить каждого в необходимости отстаивания своих прав.
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Линкануть
Есть вопросы?

Получите бесплатную консультацию автоюриста

Согласие на обработку персональных данных
Отправить